ещё
свернуть
Все статьи номера
статья 18 из 21
Не прочитано
10
Октябрь 2019года
Мотивы
Увлечение

Мотоцикл для адвоката. Дух свободы Никиты Апаликова

Мотоцикл — это не хобби, это LifeStyle. Мой интерес к мотоциклам проявился на каком-то генном уровне. Причем больше через архетип — не от ближайших родственников, а из памяти предков. Если расписывать по архетипам личности, то во мне есть «герой» и «искатель». Поэтому меня все время тянет в путешествия. Кроме того, так как я был в погонах, то в первый раз смог выехать за пределы России только в 2009 году и с тех пор путешествую в среднем шесть раз в год.

Первый и единственный мотоцикл я купил в 2011 году и долго не мог решиться на нем ехать. Это Triumph Rocket 3 Touring — самый большой серийный мотоцикл в мире с двигателем 2,3 литра. Он месяц стоял у дилера, потому что я боялся его забирать. Потом он месяц стоял у подъезда, потому что боялся на нем ехать. И как-то в субботу все-таки поехал на нем на тренировку. Вспотел весь, четыре раза уронил его на светофоре… С тех пор я в седле.

На самом деле мотоцикл — вещь достаточно опасная. Он научил меня сдержанности. Несмотря на мощность моего мотоцикла, на нем не хочется отжигать, хочется просто катить по шоссе под рокот мотора и с ветром в лицо. Ну и, конечно, он привлекает внимание, и это мне нравится. Я думаю, всем байкерам нравится.

Когда ты приходишь на встречу в татуировках с длинными волосами да еще и на мотоцикле, люди сильно удивляются. Потому что ты выбиваешься из стандартного представления о юристах. А тем более о кандидатах наук (смеется). Но я не работал в рынке. Я участвовал в делах, в которые невозможно попасть с рекламы в «Яндексе» и личного бренда в Instagram. Такие дела передают из процесса в процесс, и мою компетенцию продавали заранее. Например, я представлял Казахстан по делу Аблязова, а до этого представлял крупного турецкого бизнесмена, который рекомендовал меня в это дело. Да, люди удивляются и очень настороженно относятся ко мне, но компетенция в разговоре всегда устраняет любое сомнение. Ну и, конечно же, я не хожу в косухе на встречи, для этого есть Zegna.

В 2012 году я проехал от океана до океана на мотоцикле. Вообще я трижды проезжал от западного до восточного побережья США и трижды по первому американскому шоссе — Route 66, которое идет из Чикаго до Лос-Анджелеса. А когда в 2012 году я вернулся в Россию и пришел в свой спортзал, ко мне подошли парни со словами: «Мы пять лет собираемся поехать, а ты взял и поехал». Тогда я взял и организовал групповой выезд. И в 2013 году состоялся наш первый пробег из Лос-Анджелеса: дали круг 8 тыс. км по западному побережью США. С тех пор мы общаемся и совершаем ежегодные пробеги.

Наш клуб называется Liberty Brothers — свободные братья. Каждый занимается своим делом, но нас объединяет путешествие. В байкерской тусовке особо не погружаешься в личность человека, есть разные ребята, кто-то занимается бизнесом, кто-то служит, для нас это не важно. Да и мы не классический байкерский клуб, у которого есть устав, правила, которые ты должен выполнить, чтобы вступить в него. Потом, возможно, через пару лет тебе дадут «цвета». У нас не так. Жилетку можно получить, если с нами едешь второй раз и остаешься в тусовке.

По правилам байкерства девочки в клуб вступить не могут. Это классические правила для всех клубов. Хотя у нас нет такой жесткой системы, как в Штатах. Например, в каждой стране или штате есть доминирующий клуб. У нас это «Ночные волки». Они первые и самые крупные. И по правилам любой другой клуб, который открывается, должен согласовать эту возможность с ними. Но у нас к этому относятся проще, здесь клубы — это не передел территории и зон влияния, это тусовки близких по духу людей. У нас даже появляются чаптеры крупных американских клубов типа Hells Angels, Outlaws. С точки зрения классических правил «Ночные волки» не должны этого допускать. Но у нас эти отделения не несут целей, как в Штатах, допустим, или в Германии. У нас это просто ребята банкиры, бизнесмены, врачи, военные, которые жилетки надели и тусуются вместе.

Бессмысленно готовиться к путешествию. Ты можешь выезжать из Долины смерти с утра, когда жара 40, а вечером ты въезжаешь в парк Йосемите — и там снегопад и 5 или 0. Долина смерти — это такая яма 800 метров ниже уровня моря, которая вообще не продувается, там ничто не растет и никто не живет. Мы там были в июле, когда жара достигала 63 градусов, причем температура не спадала даже ночью. А дальше Секвойя Парк — там ливень, туман и миграция оленей.

Каждая поездка — это целая история. Мне даже предлагают делать на этом бизнес, организовать туры. Куча людей, которая хочет поехать на мотоциклах по США, но вообще даже не знает, откуда подступиться. А я знаю все, от маленьких аутентичных отелей 60-х годов до «тайных троп» Долины Богов в Юте. Вот сейчас я начал готовиться к байк-фестивалю Sturgis в Дакоте, который пройдет в августе 2020 года. И по планам поездка будет в формате квеста. Три группы: одна прилетает в Нью-Йорк, другая — в Лос-Анджелес, третья — в Майами. По дороге они выполняют задания, и все встречаются на фестивале. Вот хочу сделать такой продукт, так что, если тебе, дорогой читатель, близка эта тема, то буду рад сообщению в моем Instagram — @libertybrothers.

В авангарде за внедрение антимонопольного комплаенса
№ 10, 2019
Юридический маркетинг в действии. Как заставить имя работать на себя